Познакомься с племенем гурунг — основа его существования и главный промысел состоит в добывании меда на вершинах гималайских скал. Туризм, коммерция и нездоровое желание обогащаться без меры приводят к тому, что уже сегодня древнейшая традиция находится под угрозой. Но пока живы мастера гурунг, пока наука добывать мед передается по наследству, пока опасный промысел не выходит на мировой уровень, надежда есть.

В своем непростом деле охотники каждую секунду и минуту рискуют жизнью, ведь для добычи меда они не применяют ничего кроме обычных шестов с корзинами под названием «тангос» и веревочных лестниц, которые едва удерживают смельчаков на весу. Пчелы прячут мед в труднодоступных расщелинах скал, где их не смогут достать дикие животные — достать же его с помощью тангосов еще сложнее.

Honey-hunter-collecting-f-008

Специальный дым должен отпугнуть самых крупных пчел в мире — Apis Laboriosa, которые запросто искусают до смерти незадачливого охотника. Вот так, раскачиваясь на веревочной лестнице, и добывается сладкое золото со вкусом меда.

Honey-hunter-on-a-rope-la-005

На ощупь и наугад охотник пытается зачерпнуть тангосом медовые соты и, если это ему удается, скидывает добычу вниз, в заготовленную заранее сетку. И дальше все повторяется снова…

Honey-hunter-collecting-f-007

Дикий гималайский мед ценится как самое действенное средство против инфекций — основываясь на этом, государство хочет монополизировать промысел, присвоив его себе. Кстати, добытый весной мед стоит около 15 долларов за килограмм.

Honeycomb-Nepal-009

Закончив свою непростую охоту, мужчины спускаются к огню, натирая искусанные места и разбитые в кровь конечности воском, чтобы наконец-то расслабиться за куском сочного и ароматного меда. Кстати, мед — достаточно калорийный продукт, но не настолько, как эти американские блюда, после которых лучше не вылезать из спортивного зала.

Honey-hunter-eating-honey-002

 

Смотришь на эту красоту и понимаешь, что тоже хочется сот, хочется пару литров меда с оладьями или на худой конец хотя бы пару ложек чудодейственной сладости. А ты любишь мед настолько, чтобы полезть за ним на такие высоты?